Курсант петербургской академии, подозреваемый в терроризме из-за плана казармы, отправлен на принудительное лечение

 

Московский окружной военный суд отправил на принудительное лечение курсанта петербургской Военно-космической академии имени Можайского Вадима Осипова, обвиняемого в терроризме

Moscow-Live.ru / Тихонов Михаил

Московский окружной военный суд отправил на принудительное лечение курсанта петербургской Военно-космической академии имени Можайского Вадима Осипова, обвиняемого в терроризме. Об этом сообщает «МБХ Медиа».

«Осипов признан невменяемым, он не подлежит уголовной ответственности и ему следует назначить принудительное лечение в психиатрическом стационаре», — сказал судья. Таким образом, Осипов освобождается от уголовной ответственности, он останется под стражей до доставки в стационар.

Как установил суд, данные которого приводит ТАСС, Осипов составил план совершения теракта в военной академии, желая «прославиться и запомниться современникам». Из этих соображений он в 2017 году разработал план поджога здания академии и расстрела военнослужащих. Для реализации плана подсудимый предлагал двум своим однокурсникам стать соучастниками теракта, но получил отказы. После этого он вступил в переписку со знакомым из Рязани, посылая ему фотографии расположения объектов в академии и предложения по организации теракта.

«Осипов восхищался организаторами колумбайнов в США и высказывался о несоответствии количества жертв в них с усилиями, которые приложили их организаторы», — говорится в постановлении суда.

Дневниковые записи Осипова с планом теракта обнаружил его преподаватель и передал их в ФСБ. На опросе у сотрудников ФСБ Осипов рассказал о своих планах и объяснил их желанием продемонстрировать низкую антитеррористическую подготовку академии.

В суде он заявил, что все его планы были шуткой, а признательные показания сотрудникам ФСБ дал под их давлением и действием «оперативных уловок». В постановлении суд критически отнесся к этой позиции.
Согласно выводам психиатрической экспертизы, Осипов страдает шизотипическим расстройством личности. У него был выявлен синдром «степного волка», который предусматривает болезненную реакцию на общественную несправедливость и не способность на адекватную реакцию на эти вызовы.

Суд признал выводы экспертов медицинского центра психиатрии и наркологии имени Сербского и освободил Осипова от уголовной ответственности как лицо, не осознававшее опасность своих действий. Осипов будет направлен в специализированное медицинское учреждение.
Адвокат подсудимого Дмитрий Динзе намерен обжаловать постановление в Верховном суде, добиваясь оправдательного приговора.

Отправить курсанта на принудительное лечение ранее попросило обвинение. Адвокат Виталий Черкасов настаивал на том, что доказательства обвинения сфальсифицированы, а Осипова необходимо полностью оправдать. По словам Черкасова, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что Осипов реально искал предметы, с помощью которых якобы намеревался совершить теракт. Кроме того, пять однокурсников, которых обвинение называет свидетелями, отказались в суде подтверждать версию следствия о том, что Осипов их вербовал или склонял к совершению теракта.

Осипов был арестован 13 апреля 2017 года — вскоре после теракта в метро Санкт-Петербурга. По версии следствия, Осипов готовил вооруженный захват казармы. У него была обнаружена схема захвата здания для размещения воинской части и оружейной комнаты. Кроме того, сообщалось, что он скачал на свой телефон книгу «Русская кухня. Азбука домашнего терроризма», включенную в федеральный список экстремистских материалов.

В середине мая курсант написал письмо министру обороны Сергею Шойгу с просьбой разобраться в его деле. «Меня подвела моя любовь к шуткам и увлечение историями про диверсантов, про которых я много читал в книжках и смотрел фильмы. Я всегда гордился русским разведчиком [Николаем] Кузнецовым. Хотел быть похожим на него, чтобы в случае опасности для России принести такую же пользу нашей стране. Но все мои мечты рухнули 4 апреля, когда на занятиях в академии преподаватель обнаружил у меня лист из тетрадки, на котором я нарисовал схему нашей казармы», — рассказывал Шойгу курсант.

По его словам, он нарисовал план, когда размышлял о методах защиты казармы после теракта в петербургском метро и нападения на воинскую часть в Чечне.

4 апреля, по словам Осипова, с ним встретился сотрудник ФСБ и попросил его рассказать, что он делал бы на месте террористов, пообещав никому не сообщать об этом разговоре. «Я много знаю историй из книг и фильмов про диверсантов, поэтому стал придумывать разные ситуации, как бы я поступил на месте террористов», — поделился курсант. «Я подумал, что меня вербуют, поэтому старался показать себя в нужном им виде, так как хотел служить после академии в ФСБ. При ответе на вопросы я что-то придумывал либо вспоминал про случаи из книг и фильмов про диверсантов», — рассказал Осипов.

В конце мая Осипову предъявили обвинение в содействии террористической деятельности (часть 1 статьи 205.1 УК). Осенью ему были предъявлены дополнительные обвинения по части 1 статьи 30, пункту «б» части 3 статьи 205 УК (подготовка к теракту, причинившему смерть, наказание — от 15 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы) и по части 1 статьи 205.1 УК (содействие террористической деятельности, от пяти до 10 лет колонии).

Представитель ФСБ на суде утверждал, что Осипов также планировал устроить взрывы на одной из площадей Санкт-Петербурга с помощью тележки с мороженым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Дешевый хостинг
Место свободно